История рождения и существования Шанель Эгоист

Опубликовано: 07.10.2018

История рождения и существования Egoiste — история не только о создателях и шедеврах, но и о том, что значит имя и идея. А еще о том, как можно легко и непринужденно испортить шедевр по популярной схеме «хотели как лучше, вышло как надо».

Однажды в Доме, Который Построила Коко, появилась невероятно прекрасная и чертовски экзотичная дама. Назвалась незнакомка Bois Des Iles, мгновенно очаровала вначале мадам Шанель, а затем и прочих почитателей парфюмерного сандала. Аромат по сей день считается эталоном древесных композиций, но дозволенные речи мы поведем о его младшем (примерно на полвека моложе) братце со знаковым именем Egoiste.

Интересно, что вначале Egoiste назывался Bois Noir, был представлен только в парижских бутиках бренда, и имел несомненную привязку к сезонной коллекции мужской одежды от Chanel. Выпуская крайне необычный для того времени аромат (девяностые прошлого века прошли в облаке фужеров, лимонной свежести и табачно-морских бестселлеров типа Cool Water) в большое плавание по европейским и американским рынкам, менеджеры бренда сочли необходимым переименовать его в Egoiste — куда более удобочитаемо для США, чем Черное Дерево, да и слишком точно прошлое название попадало в болевую точку американцев.

Композиция аромата выстроена на классическом звучании древесных и восточных аккордов. Но, строя ее вокруг эталонной сандалово-ванильной темы Bois Des Iles (Ernest Beaux, 1926), Жак Польж дивно осовременил мелодию введением аккорда цитрусов и ароматических трав. Лимоны и апельсины, тимьян, кориандр, розмарин, лаванда и шалфей взрывают пространство горькой и резкой свежестью, плавно переходящей в аромат сливового джема и карамелизованных абрикосов. Далее эта почти женственные тепло и красота вдруг (почти из-за угла, переход почти никогда не удается отследить в протяженности, он «наскакивает») сменяются почти драматической темнотой древесных нот. Горьковатый ветивер смягчает темноту, придает ей бархатистость свежесваренного шоколада, а всю композицию насыщает почти барочной изысканностью звучания.

Разумеется, во времена «sexy clean», тотального увлечения свежими и резкими мужскими ароматами, Egoiste оказался коммерчески неуспешен настолько, что через три года (а для Chanel, с их поистине маниакальной требовательностью к качеству и способностью вкладываться в дорогостоящие ингредиенты как никто более на парфюмерном рынке, три года означают профанацию Идеи в угоду богу наживы) появился полностью соответствующий идее «сексуального геля для душа» Шанель Эгоист Платинум — бестселлер десятилетия.

Вот, казалось бы, и славно — у ценителей сандалово-маскулинного парфюмерного Востока остается великолепный в почти избыточной роскоши Egoiste, любители «пахнуть свежо и сексуально» получили холодно-терпкий Platinum, гармония восстановлена и жизнь чудесна… Да. Все правда, и даже известие о переформулировании Egoiste лишь покачнуло уже закаленных IFRA ценителей. Аромат остался почти совсем прежним, лишь чуть резче стал цитрус, суше — ваниль и амбретта, короче и уплощеннее нюансировка. Общее впечатление от реформулированного запаха напоминает попытку меломана прослушать любимого исполнителя, до сих пор звучавшего вживую или стерео, на недорогом планшете. Вы без сомнения узнаете ноты, переходы, нюансы, вам знакомо звучание и вы даже можете подпеть — но боги музыки не живут в цифровом пространстве, и «слегка, совсем чуточку» измененный Egoiste они тоже оставили. Почти.